Разделы сайта

Галерея


На «Корабле судьбы»: Басков заменил Земфиру


Премьера нового спектакля Николая Баскова “Корабль судьбы” на Ледовой арене в Санкт-Петербурге 1 ноября стала самой масштабной в творческой биографии артиста. В среду репортаж о концерте закончился чувственным признанием бенефицианта о том, что этого события он ждал все 32 года своей жизни. Сегодня мы подводим итоги громкой премьеры, пишет «Московский Комсомолец». Грандиозную сцену размером 28 на 14 метров, которую для Баскова нарисовал режиссер-постановщик грек Фокас Евангелинос, смогла вместить только Ледовая арена в Петербурге. Москва хоть и была увешана афишами, но лишь издалека наблюдала за гранд-премьерой в Северной столице. Премьеру посчитали невозможным пропустить не только Алла Пугачева и Иосиф Кобзон, но также и первая леди страны Светлана Медведева с губернатором Валентиной Матвиенко. “В Москве такая сцена могла поместиться в “Олимпийском”, — объяснил г-н Басков, — но нам могли дать на подготовку только 2 дня, а мне нужно было 6 дней! Потом в Москве вечные проблемы с пиротехникой, с пожарными, а в Петербурге мне открыли все возможности”. Глаз публики поражали оригинальные компьютерные инсталляции на 700 квадратных метрах суперсовременных прозрачных экранов; пневматические лифты и летающие платформы; двигающиеся дорожки и совершенно уникальная световая партитура из почти 300 динамических “голов” и прожекторов. Все это напоминало по размаху и динамике шикарные постановки “Евровидения” последних лет в Афинах, Хельсинки и Белграде. — Впервые я делаю концерт по-настоящему европейского уровня, — не скромничал артист. — С большой подготовкой, с большими вложениями. Такого в моей творческой биографии еще не было. Только обслуживающего и технического персонала из Москвы приехало 800 человек! Весь этот расколбас обошелся в 2 млн. долларов, а у поп-соловья, как известно, после развода со Светланой Шпигель до сих пор нет собственной квартиры. Как выяснилось, помогли и спонсоры, и добрые люди. Один из них — Шаптай Колманович, бывший муж бывшей подруги Земфиры Насти Колманович, который в свое время вложил в уфимскую певицу необходимые средства, и та стала настоящей рок-звездой. На вопрос о пикантности данного обстоятельства Басков игриво отшутился: “Господин Колманович знает толк в искусстве, поэтому и сказал, что после Земфиры он может помогать только Баскову. Он считает, что и она, и я гениальны”… Баскова принято считать кроссовером — певцом, умело сочетающим легкий и академический жанры. Однако сам он предпочитает расхожему сравнению с известными тенорами Доминго—Паваротти—Каррерасом другой и весьма неожиданный пример — Барбру Стрейзанд. — Для меня Стрейзанд всегда была образцовым примером, певицей невероятного уровня, которая и классику пела, и мюзиклы, и эстраду. Но что бы она ни делала, всегда была узнаваема и отличалась уникальным голосом, которым владела филигранно — от верхних нот до серединных. Желание артиста стать Барброй Стрейзанд в брюках воплощалось по ходу концерта не только с видимым усердием, но и с похвальной легкостью, обычно не присущей местным артистам, время от времени играющим в “живой звук” с мучительной гримасой на лице, долженствующей показать, какой героический поступок они совершают. Было бы смешно видеть сапожника, хвалящегося тем, что он умеет шить сапоги. У наших артистов подобный синдром проявляется сплошь и рядом. Басков, к счастью, избежал подобного комплекса, показав и в этом смысле вполне “европейский стандарт”. — У меня наступила опытная зрелость, — признался артист, — когда я уже могу отвечать за все регалии, которые получил ранее. Уже не только не стыдно на публику выходить, но и видеть в зале признанных и именитых коллег, которым не просто не стыдно, а уже в удовольствие показать то, к чему я пришел. Именитые коллеги, надо сказать, испытывали помимо приятных эмоций, на которые надеялся Басков, и неподдельное изумление. Артист еще до выхода на сцену волновался, говоря, как ценит, что в одном концерте с ним выступает София Ротару, а в зале присутствуют Иосиф Кобзон и Алла Пугачева. “Они — подлинные столпы нашей эстрады, и их оценка не будет комплиментарной, если я этого не заслужу”. Оценка оказалась спустя несколько часов не просто комплиментарной, а восторженной. И Кобзон, и Пугачева в унисон твердили, в какого “потрясающего вокалиста” превратился Басков, напирая именно на слово “вокалист”. Порой даже казалось, что дорогостоящие “фокусы Фокаса” мешали иногда сосредоточить внимание на беспримерных вокальных упражнениях, которыми певец по-настоящему и сражал публику. Играть в “Евровидение”, в отличие от иных коллег, ему и впрямь уже не нужно. Женщина на корабле — жди беды. Но басковский “Корабль судьбы” тем и отличался, что должен плыть, как пожелал всем артист, туда, куда вы сами его направите. Появление на этом “Корабле” великой Монтсеррат Кабалье стало не только самым волнующим аттракционом шоу, но и судьбоносной демонстрацией. Оперная Примадонна, чей возраст и больные ноги уже не очень позволяют игриво зажигать на эстрадных шоу, была явно в ударе и с артистичной легкостью устроила подлинное роскошество в ансамбле с Николаем и своей дочерью Монситтой Марти. Они пели арии из “Травиаты” и “Фантома в опере”, “Очи черные” и даже “Калинку”. Благодаря урокам г-жи Кабалье Басков сумел качества “молодого таланта” обратить в настоящий профкапитал “потрясающего вокалиста”. К тому же всех очень занимала личная сторона вопроса. Монтсеррат, Басков и Монситта, стоя на сцене в обнимку, выглядели по-семейному счастливо. Монтсеррат несколько раз назвала Николая на публике “сыном”. Разговоры о том, что и Басков, и дочь примы Монситта вновь свободны, разведясь каждый с прежними супругами, и теперь явно симпатизируют друг другу, не дают покоя светским хроникерам. Расчувствовавшийся Андрей Малахов, играя шута в партере, даже завопил из первого ряда “горько!”. “Я не буду это комментировать, — ответил на прямой вопрос г-н Басков. — Впрочем, Монтсеррат в интервью одному журналу сказала недавно, что своим будущим зятем видит только тенора. В этом смысле я могу лишь сказать, что жизнь непредсказуема…”. Наведя туману таким ответом, артист выглядел довольным собой. Впрочем, еще пару месяцев назад, когда он выпустил песню “Свадьба” и все думали, что это — подарок на будущую женитьбу Пугачевой и Галкина, Басков игриво шутил, что в его случае, если выбирать между Монситтой и Монтсеррат, он бы, конечно, остановился на матушке… Жаль, на концерте не нашлось места для нового шлягера певца, где есть строчка “Натуральный блондин, на всю страну я такой один”. Возможно, это дало бы поводы и другим пересудам. Кто-то обыграл бы текст — натурал или блондин? А кто-то, возможно, вспомнив схожие строчки из Пугачевой: “Живи спокойно, страна, я у тебя всего одна”, — разоблачил бы посягательство на святыни… После концерта Николай Басков утопал в цветах и признаниях своего таланта. От перенапряжения он приказал налить ему водки и обещал в кои-то веки напиться. Но осилил всего три маленькие стопочки. Зато звездные гости гуляли от души, и некоторые на самом деле уклюкались к утру до поросячьего визга. На банкете чествовали и родителей певца — Виктора Владимировича и Елену Николаевну. Седовласый статный мужчина и обаятельная жгучая брюнетка — они были счастливы за сына, но свою гордость выказывали со скромной сдержанностью. А Басков раскрыл еще один секрет петербургской премьеры: — Именно 1 ноября у моих родителей 33 года совместной жизни. И зачат я был именно в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде) в гостинице “Октябрьская”. Они провели там медовый месяц, и я родился через 9 месяцев. Так что этот концерт еще и подарок моим родителям. Возможно, когда-нибудь среди многочисленных культурных достопримечательностей Северной Пальмиры появится и соответствующая памятная табличка на месте зачатия “выдающегося тенора”…

Почитайте ещё!
  • Басков и Кабалье расстались
  • Басков встретит Новый год на корпоративе у турецкого олигарха
  • Басков споет на свадьбе Пугачевой


  • © 2006—2013 Вера Брежнева