Разделы сайта

Галерея


Дакота танцевала стриптиз на мусорном баке


– Рита (так на самом деле зовут Дакоту), твой земляк Руслан Алехно не получил места в финале. Не боишься повторить его горький опыт? – Я не думаю об этом. Мне нравится сама атмосфера Евровидения, очень позитивная. И я счастлива, что Константин Меладзе подарил мне эту поездку в Белград, чтобы я набралась опыта и познакомилась с интересными людьми. Сейчас моя жизнь – это такое большое путешествие под названием «Тур фабрики семь». – Но и о личной жизни не забываешь. – Да, встречаюсь с пятикратным чемпионом мира по тайскому боксу Виталием Гурковым. Полгода мы скрывали свои отношения, но когда нас замучили вопросами, почему вы вместе сидели там-то и пошли потом туда-то, решили больше не прятаться. – Как вы нашли друг друга? – Мы вместе из одной культуры – хард-кора, у нас много общих друзей. Виталик меня пленил своей открытостью, доброй душой. Раньше я думала, что боксеры – это такие железные люди, не имеющие чувств. Я ошибалась. Этим странным сочетанием брутальной внешности и ранимости он мне понравился. Это чуткий, нежный человечек, который во всем меня поддерживает. – Боксировать научилась? – Чуть-чуть. Могу зарядить правой! (Улыбается.) Я дралась несколько раз. – То есть грубо отшить навязчивого поклонника можешь? – Да! Недавно я это сделала в ночном клубе. Когда пошла танцевать под группу «БиС», ко мне стал пристраиваться какой-то парень. Я ему раз ответила, два – не понял… Следующим моим действием стал удар локтем ему в голову. А вообще ко мне боятся подходить. Так сложилось, что подруг у меня одна-две, остальные друзья – ребята, причем часто татуированные качки. Изначально парни воспринимают меня по-братски, а не как объект сексуального желания. И девочки из нашей тусовки – далеко не модельной внешности – имеют таких классных парней, что любая эрэнбишная фифа позавидует. – Тебя сложно представить примерной женой. – Почему же? У нас с Виталием очень серьезные отношения, он понимает все трудности жизни музыканта. Мне кажется, что смогу совмещать семью и работу. Посмотрите на Доминика Джокера – отъявленный рэппер и семьянин при этом. Я не хочу насмешить Бога своими планами. У меня была уверенность, что я поступлю во ВГИК на режиссуру, но тут началась «Фабрика», и пошло-поехало… – У тебя есть номер, когда ты выходишь в вечернем платье, а потом расстегиваешь его и оказываешься в пацанских шортах и кедах. – Сама удивляюсь своим идеям. Придумывать костюмы для номера, новые образы, экспериментировать – мое любимое занятие. А часто так складываются обстоятельства, что я примеряю на себя совершенно неожиданные роли. Например, сама от себя не ожидала, что разденусь перед камерой, когда девушки из «Фабрики звезд - 7» разделись для одного мужского журнала. – Стыдно было? – Если честно, я отказалась от этой съемки. Мне было 17 лет, я имела право не сниматься. Но изменила свое решение. Потому что поняла: здесь не принижают женщину, а наоборот. Я сама выбрала шорты и футболку и считаю, фотографии получились очень красивые и не пошлые. Я сама фотограф, снимаю на старый «Зенит». Женское тело – это красиво, если снимать его без вульгарщины. Но я больше пейзажи люблю, у меня свой стиль. – Хардкор у меня ассоциируется с почти преступным образом жизни. Ты вытворяла что-нибудь эдакое, за что тебя могли посадить? – Серьезных каких-то преступлений я не совершала, а вот хулиганских поступков – множество. Вся моя жизнь – сплошной экстрим! (Смеется.) Я на спор каталась по центру Минска в памперсах, а у нас за это могут сильно наказать. Я танцевала стриптиз на мусорном баке… Да много всего было! Увлекалась стейдж-дайвингом – это прыжки или «ныряние» со сцены в публику, очень травмоопасное занятие. Если упасть, можно поломать ноги и руки, можно по неосторожности зарядить кому-то кулаком в голову. – Как это – человека поднимают и бросают на асфальт? – (Смеется.) Нет, толпа поднимает на руки человека и несет. Его не бросают специально, но он может сам упасть при неудачном повороте. Я ломала таким образом пальцы. Еще я тусуюсь с граффистами, а это тоже опасно, потому что за это сажают. – Сама можешь изобразить что-то на вагоне поезда? – Хорошо в стиле граффити не рисую, но могу что-то накалякать. Во всяком случае, это искусство мне близко. – Я знаю, что тебе также близко вегетарианство. Как ты к этому пришла? – Это все из хардкора. Правда, во время тура начала есть рыбу, она нужна, чтобы силы были. Еще есть проблема с хорошей «вегетарианской» обувью. В Европе я всегда посещаю магазины, где ее можно купить, потому что у нас это проблема – приходится на концерт надевать кожаную обувь. – Допускаешь, что через какое-то время твои взгляды изменятся? – Возможно, я как-то поменяюсь, но никогда не стану жертвой шоубизнеса, потому что являюсь прежде всего музыкантом и композитором. «Собеседник».

Почитайте ещё!
  • Жасмин опровергла слухи о беременности
  • Алекса: Мой роман с Тимати придумали наши пиарщики
  • Чего из своего прошлого стыдится Вера Брежнева


  • © 2006—2013 Вера Брежнева